Что вам известно о солитонах? Простому обывателю наверняка это слово ничего не скажет. Многие, вспомнив английское слово solitary (в переводе означает «уединенный»), подумают о каком-то уединенном месте на планете. Однако реальность оказывается менее романтичной. Солитонами принято считать гигантских размеров морские и океанические волны, непредсказуемо ниоткуда появляющиеся и также мгновенно уходящие в никуда.

Тем не менее, мореплаватели с давних времен могут не понаслышке рассказать об этих коварных волнах достаточно много.

Свое название «солитоны» волны получили в 1834 году благодаря инженеру-кораблестроителю из Британской империи Джону Скотту Расселу, который в конце лета впервые увидел их неподалеку от шотландского Эдинбурга, на канале Юнион, и впоследствии попытался дать научное объяснение увиденному. Простые же моряки, не использующие в повседневности научный язык, дали солитонам более приземленное название – freak («урод»), rogue wave («волна-изгой», «волна-шельма»), rabid-dog («бешеная собака»), giant waves («волны-гиганты»), cape rollers («накидные ролики»). Два признака отличают солитоны от других волн. Это внезапность их появления и гигантский размер (от 10 до более 30 метров в высоту) – двух-трехкратное преимущество над окружающими волнами. Четкой локализации волн-гигантов нет, а посему они способны появиться в любой точке Мирового океана. Хотя небезопаснее всего путешествовать на юге Африканского континента: мыс Доброй Надежды и Игольный мыс часто «радуют» моряков нежданными встречами. Тем не менее не стоит обольщаться и европейским мореходам: солитоны иногда приходят погостить к побережью Эллады (видимо, греки не просто так выдумали Посейдона), иногда бушуют у Черного моря и даже не боятся холода Северного. В общем, зрелище не из приятных: сначала в море из ниоткуда появляется большая яма, затем за ней появляется крутая по форме волна с обрушивающимся гребнем. Страх охватывает мореплавателя внезапно. Но представьте степень ужаса, когда таких волн целых три. Это случается не так часто, но тем не менее. Не вериться? Вот и ведущие океанологи планеты на заре становления этой науки не могли поверить в существование 30-метровых волн-монстров. Они не верили французскому ученому и морскому путешественнику Дюмон Дюрвилю, когда он в своем докладе оповещал Французское географическое общество о виденном им явлении. Не поверили в 1840 году. Но пришлось поверить совсем уж скоро, когда корабли, перевозящие по морям и океанам грузы, все чаще и чаще становились жертвами неизведанной доселе стихии.

И защититься от неожиданной встречи практически нереально, предугадать ее также. Крохотным яхтам подписан смертный приговор при первом же свидании (перевернет однозначно), а вот судна значительных габаритов, включая танкеры, высота борта которых составляет 20 метров, будут просто-напросто залиты исходящей от солитона водой. Возможно, именно подобный «нежданчик» и становится причиной того, что в открытых морях часто находят яхту и не находят экипаж. Страшно, что маленькое судно может кануть в Лету, так и не успев подать даже SOS. К сожалению, большие габариты транспортных средств не всегда спасают. В акватории двух самых больших океанов планеты – Тихого и Атлантического — за 25 лет (1969–1994) после встреч с «волнами-изгоями» получили повреждения 22 супертанкера, часть из них удалось отремонтировать, часть погрузилась на дно на веки-вечные. Для этих волн нет авторитетов: им что яхту переворачивать, что нефтяную платформу. Проблема встречи с солитонами глобального характера, но до 1980 года сильные мира сего старались не обращать на нее внимания. Фото- и видеоматериалы, космические снимки, фактографический материал, — все это присутствует, нужна лишь добрая воля сверху. И воля была дана 37 лет назад, когда солитон уничтожил 300-метровый сухогруз из Великобритании (вследствие давления волны был пробит главный грузовой люк и трюм залила вода).

Но вернемся к исследованиям ученым. Причины появления солитонов пытались вписать в так называемую теорию интерференции – объединение множества малых волн в одну гигантскую. Но эта теория не способна объяснить многое. Так, например, ряд солитонов осваивает гигантские расстояния, мало рассеивая энергии, другая же часть волн-«роликов» появляется молниеносно и так же молниеносно исчезает. По теории интерференции солитоны возможны только у мыса Игольного на юге Африканского континента, ведь здесь происходит столкновение течения с юга, ветра и Агульясового противотечения. То есть волны без труда могут столкнуться и объединиться. И действительно, именно на юге Африки чаще встречаем «трех сестер», три гигантские волны, направляющиеся друг за другом. Подобное стихийное явление известно в течении Куросио на юг от Японии и в местах протекания Гольфстрима. Однако океанографы утверждают, что не все так просто. Большая часть волн небольшого размера, намного меньше среднего, в то время как волн-гигантов слишком много. Даже при условии «складывания» обычных волн вдвое, солитоны должны повторяться не чаще 50-60 лет. Но мы же знаем, что они появляется чаще.

Также теория интерференции бессильна в объяснении причин появления солитонов в Северном море. Без ответа остается вопрос: как возможно появление мегаволн, превышающих по высоте средние в 4-6 раз, при условии минимального ветра? Еще одна версия. Высота солитонами набирается после их столкновения с подводным уступом или грядой. Но и моделирование этих процессов в бассейне не смогло окончательно подтвердить ни одной теории. Солитон – это структурно устойчивая уединенная волна, которая распространяется в нелинейной среде. Так утверждает наука. Она же констатирует, что действие солитонов схоже с действием частиц: частицеобразные волны, взаимодействуя друг с другом или с другими волнами, не разрушаются. Наблюдения подтверждают способность нетипичных больших волн на время объединяться и вскоре распадаться, продолжая движение по исключительно своему маршруту. «Кубическое уравнение Шредингера» лучше всего описывает данное явление.

Но факты и сухая теория – это, конечно, хорошо, но что же делать яхтсмену-романтику, плавающему на маленьком судёнышке и неожиданно попавшему на свидание с «шельмой»? Начнем с того, что, несмотря на все страхи и риски, вероятность встречи с солитоном у Вас невелика. Тем не менее, всегда помните об элементарных правилах безопасности и старайтесь без необходимости не заплывать в упомянутые нами выше районы Мирового океана, где «волны-изгои» чаще всего бушуют. Но все же напомним тем, кто забыл: юг Африки и Японии (течение Куросио), район течения Гольфстрим. Если же все-таки нужно заплыть, но выберите для этого самое оптимальное время.

Учтите также, что предпосылками для появления солитонов являются:

— область пониженного давления;

— ветер, который безостановочно дует более половины суток в одном направлении;

— волны, скорость движения которых одинакова с областью пониженного давления;

— волны, которые движутся против сильного течения;

— быстрые волны, которые догоняют более медленные и сливаются с ними.

Заметив названные выше признаки, немедленно начните готовить яхту (ну и себя, конечно же) к возможности перевернуться. Сами, пребывая в кухонном отсеке или на палубе, не забывайте о страховочном тросе, пристегнитесь к нему и следите за ситуацией на горизонте. Помните, что трос – гарантия Вашей относительной безопасности. Яхту не спасти, а вот человека – можно. Некоторым суднам, ищущим счастья на юге Африки, приходилось парочку раз переворачиваться после «романтического свидания» с солитоном. Жизнь экипажа была тогда спасена благодаря ТРОСУ. Бывалые мореходы-кругосветники советуют при свиданке повернуться к «шельме»-волне боком – это значительно уменьшит повреждения в случае полного переворота. Если Вам по силам повернуть яхту к ней кормой, то у Вас получается мнимый шанс побега. Не перевернуться – из области фантастики, особенно если носовая часть яхты пойдет навстречу волне. Тогда вообще полная катастрофа: небольшая яхта встанет вертикально и переворачивается назад аккурат под массивной водой. Нет шансов после переворота у многокорпусника – встать на ровный киль окажется несбывшейся мечтой, а вот у однокорпусника шансы, хоть и минимальные, остаются.