Нередко представителей отечественных судостроительных компаний спрашивают о том, как им удалось достичь высочайшего качества лодок, а также с какими трудностями пришлось им столкнуться в своей работе. Все эти вопросы, на самом деле, являются весьма актуальными, поэтому, чтобы получить на них ответ, необходимо начать с источников.

Еще во время разработки концепции будущей судостроительной компании, было принято решение не размениваться на мелочи, а возводить лодки премиум-класса, по индивидуальным заказам. В результате этого, на Ладоге, а именно на территории Невского Судостроительного завода, была открыта верфь Laky Verf. Тогда ее первым проектом стала металлическая лодка, длина которой составила 23 метра. По словам представителей верфи, это оптимальная длина для создания их первого проекта.

Дизайнером данной разработки стал голландский архитектор Гвидо де Гроот. Он является заслуженным морским архитектором и имеет колоссальный опыт работы в этой сфере. Невзирая на то, что он имел высокие регалии, общаться с ним было довольно-таки просто. Гвидо – это настоящий профессионал, который уже имел опыт работы с российскими яхтостроительными организациями, что уже упрощало беседу с ним.

Так, возведение судна началось по всем правилам СЕ, а надзор за строительными работами доверили компании, имеющей высокий мировой уровень – Bureau Veritas. Такая совместная работа позволила отечественной судоверфи реализовать лодку на европейском рынке, а также заполучить профессиональную поддержку инспекторов Буреу Веритас во время сооружения.

В результате 23М получилась довольно-таки привлекательной – надежной, комфортабельной и неспешной. Для старта компания ориентировалась на Питер, где предоставлялась возможность расширения территории для продаж в другие страны и регионы, и не прогадали.

Так, на сегодняшний день, по данному проект уже было возведено шесть лодок.

Почему голландцы

Для старта голландский проект был выбран не случайно. Это обусловлено тем, что опыт и имена голландских дизайнеров, а также проектантов оказывали колоссальную помощь для достижения отличного результата и придавали «вес» всему проекту. В конечном итоге, по проекту де Гроота компания выпустила только первое судно, а в разработке дизайна последующих суперяхт добавлялись уже дизайнерские решения от отечественной судоверфи. Сегодня на судоверфи трудятся российские дизайнеры и проектировщики, которые способны самостоятельно либо в партнерстве с другими профессионалами создать новые и интересные проекты. Такие проекты смогут порадовать настоящих почитателей красоты, комфорта и качества.

Успешно переняв опыт у иностранных коллег на проекте длиной 23 метра, судоверфь приняла решение не останавливаться и идти дальше, ввиду чего замахнулась на проекты с большим размером. Так началась первая работа над 45-метровой суперяхтой. Над этим судном трудился уже другой голландский дизайнер – Фрэнк Лапманн, который является руководителем бюро Омега Архитектс. Его лучшими работали стали разработки судов для компании Хисен. Для обеспечения наивысшего качества по разработке 45М дело было доверено Яну Греммену, который проработал в Хисен 30 лет.

Далее назревает еще вопрос – каким образом яхтостроительная организация пришла к мысли о том, что необходимо строить большие лодки, тем самым составляя достойную конкуренцию огромному количеству иностранных брендов? Они полагали, что продукция должна говорить сама за себя. В конечном итоге, российский рынок производителей суперяхт продолжает оставаться небольшим, а потенциал заказчиков очевиден. По этой причине главный расчет делался на реализацию лодок по всей Российской Федерации с последующим выходом на зарубежный яхт-рынок.

Эта же причина послужила и производству по западному принципу: незначительным количеством рабочих рук добиваться максимального результата, при этом это нужно было делать так, чтобы качество не пострадало. Люди обучались самостоятельно, учили других работников, шаг за шагом «внедряли» в людей навыки и радость создавать очень качественный продукт собственными силами.

Ввиду этого, для «пробы» был выбран небольшой проект – 23-метровая суперяхта, где можно было бы тщательно отработать технологический процесс, сроки, а также навыки работать в коллективе.

Миссия судостроителя

Философия яхтостроительной компании заключается в том, что специалистов необходимо «выращивать», а не переманивать с других стран. В данной отрасли и сегменте результат, как правило, определяет не финансовая сторона, а сам процесс создания продукта, который должен быть эксклюзивным и не быть похожим на другой. Так, при возведении яхты люди должны «гореть» стремлением и желанием, однако и безвозмездно никто работать не станет. По этой причине основная мотивация – своевременная оплата труда.