В 2015 г. состоялся юбилейный этап гонки Mini Transat, создавший ажиотаж в прессе и в мире яхтенной индустрии. Гонка предназначалась для яхтсменов, которые в одиночку должны были переплыть Атлантику. Гонку проводили в два периода: вначале маршрут лежал от французских берегов до Лансароте, затем от этого пункта до Гваделупы.

Российский яхтсмен Фирсов Юрий занял последнее место в первом этапе. По его мнению, многое оказалось не до конца подготовленным. В частности, многие российские яхтсмены тренировались в штиль в условиях комфортного Средиземного моря. Атлантика же встретила несколько иными условиями, более суровыми. Поначалу было тяжело нашему спортсмену.

Сложности маршрута

К природным условиям добавлялась сложность привыкания к управлению автопилотом. «Прирулится» нужно было суметь, прилагая немало усилий, ума, сноровки. Второй день выдался ветреным, и тренинг приспосабливаемости к рулевому управлению пригодился. Яхтсмену даже удалось поспать в течение 50 минут.

Если оценивать готовность спортсмена к регате, можно было сказать, что он были подготовлен на 8 баллов из 10.

Отечественный яхтсмен отметил отличное снаряжение лодок зарубежных команд. В частности, поразило судно Pogo 3. При покупке нашим яхтсменом варианта RG 650, модели Pogo 3 пока не разработали. По многим техническим особенностям Mini 650 отставала от «собратьев». Мировой рынок встречает новые модели каждый год, участвовать в регатах нужно именно с новинками, чтобы быть наравне с соперниками.

О лодке

Версия лодки Mini 650 разочаровала. Практически на второй день начало осыпаться рулевое устройство у румпельного поворота. Попросту нагрузки система не выдерживала, даже крепко фиксированные детали стали отваливаться. В итоге пришлось ремонтировать судно на ходу, что представляло собой сложную задачу. Вдвоем с помощником трудно было справляться. На помощь пришла липкая лента, яхтсмены крепили ею все, что шаталось.

Для того чтобы вырваться вперед, спортсмен Фирсов принял решение уклониться от главного флота. Вначале определенное время благодаря такой тактике участник смог лидировать среди конкурентов, но затем ушел в аутсайдеры. Отягощал путь, заставляя идти на низкой скорости, сильный ночной бриз. Уходить от маршрута было ошибкой, это потом яхтсмен признал. Вначале лодке удавалось идти на уровне 7 узлов, наравне с флотом, затем срезало стаксель-штаг. Мимо проносились Proto на уровне 9 узлов и даже больше, оставляя российских спортсменов позади, хотя те смотрелись неплохо в формате серийного дивизиона. По пришествии составляли дефектный акт, список поломок оказался впечатляющим. Однако российский участник регаты смотрел на второй этап соревнований с оптимизмом, надеясь избежать серьезных дорогостоящих поломок.

Проблемы со штагом

Для опытного моряка взять полку рифов при ветре в 10 узлов – плевое дело, но когда дует все 35 узлов, фактически это невозможно. Нашей команде удалось взять две полки рифов грота, еще одну на стакселе. Выбившись из сил, Юрий, управлявший судном, прилег передохнуть и заснул. Очнулся, когда шумел сильный ветер, мачту качало, она едва держалась на стакселе, бэби-штаге. Штаг оборван. Добавляла трудностей пятиметровая волна. Яхтсмен, очнувшись, выбежал на палубу без страховки – беспощадная стихия чуть не слизала его с яхты. Удержался! Дальше нужно было думать о приведении в действие спинакер-фала в качестве альтернативы штагу. Затем следовала необходимость в ослаблении вантов, наклоне вперед мачты, заново соорудить штатный форштаг. Такой алгоритм быстро мелькнул в голове спортсмена, и он приступил к его реализации.

Страшно мешала гигантская волна, препятствовавшая работе с талрепами вант. Стопорные кольца не удавалось снять. Фактически надежда осуществить намеченный план терпела фиаско, несмотря на огромное желание выбраться из крайности. В итоге штаг все же завелся, аварийный, с помощью спинакер-фала. Дальнейший путь судна лежал к берегам с рыбацкими поселениями. По правилам соревнований помощь с берега запрещалось просить. Пришлось вставать в буй для ремонта. Работа по починке шла всю ночь.

Причиной обрыва штага оказалось повреждение 8-мм винта талрепа. Эту часть попросту разрезало на две части. Оказавшись на Лансароте, коллеги предположили причину – термическое влияние. Сварка стальных деталей происходила на готовой лодке рядом с оковкой форштага. Приваривали коуши для различного рода проводок. Результатом стало охрупчивание металла. На стоянке в гавани лодка осматривалась профессионалами, видимых деформаций не обнаружили.

Участник регаты уверен, что ему помогли прийти к финишу ангелы: случись обрыв через 400 миль после страта судна, о приходе к финишу речь бы не шла.

Разочарованию отечественной спортивной команды нет предела. Три года подготовки, вложенные инвестиции пошли «коту под хвост». Какие еще трудности поджидали?

Другие поломки

Подвели веревки, другие элементы, устроенные помощником Бредом Перри. Первый сильный ветер привел к обрыву бакштага в месте его синхронизации с чекстеем. Дайниму четверка не помогла, мачту рвануло со всей силой. Навязали новую снасть шестерку, продолжили путь без страхов. Удлинитель гика-шкота не выдержал нагрузки. Придя к финишу, все эти детали заменили на толстые веревки. Остался неприятный осадок, появилось четкое осознание пословицы «хочется сделать хорошо, лучше сделать самому», не доверяя работу даже опытному Бреду Перри. Хотя этот помощник трудился на яхтах от Volvo Ocean Race. Особенно для одиночного плавания. Яхтсмен самостоятельно обязан каждый элемент досмотреть, прочувствовать, сто раз перепроверить.

Дополнительная опасность подстерегала на маршруте: судно находилось в паре метров от топливной бочки. Загадка, как она оказалась в море. Яхтсмен-одиночка предположил, что ее смыло с корабля во время шторма. Шестое чувство помогло избежать катастрофы. Юрий оказался на палубе. Удачно вырулив яхту вокруг емкости, отключив автопилот.

Подготовка ко второму этапу

Со временем участник приноровился, совершая суточные передвижения, выйдя на один уровень с главным флотом. Лодка вышла на 170 узлов/сутки. Он оптимизировал управление, вовремя реагируя на погодные условия. Справлялся со спинакерами, брал полки рифов, умело управляя яхтенным средством. Ко второму этапу морских гонок он подошел со всей ответственностью, более подкованным, с оптимизмом глядя вперед. Техническое оснащение – основной момент, способный подвести, в остальном спортсмен надеялся и был уверен в себе. Фирсов надеялся финишировать среди соперников первой половины флота.

Ночь перед приходом к финишу выдалась бессонной. Яхта ушла в штиль, остатки ветра помогли соперникам обогнать судно. Ветер отказался помочь российскому мореплавателю. В надежде поймать волну ветра, о сне мысли не возникали. Это сильно измотало спортсмена. Хотелось поймать хотя бы малейший порыв. Усталость физическая растворилась в мыслях о победе, приходе к финишу вместе с другими. Действовал Юрий «на автомате». Ощущение стальных оков в ногах, руках, голове пришли с приходом к заветной красной финишной полоске. На дворе стоял двенадцатый час ночи. Банка пива стала живительной силой, щедро подаренной друзьями. Буквально валился Фирсов с ног. Едва успев высказать слова благодарности, мужчина упал мертвецким сном до следующего дня.

Наедине с океаном

Многих журналистов, фанатов этого вида спорта интересует, ощущает ли себя одиноким во время длительного морского путешествия человек, оказавшись в одиночку на борту небольшого суденышка. Для Фирсова одиночество не стало преградой, он быстро сумел привыкнуть к выбранным добровольно условиям. Чувство страха осталось позади задолго до путешествия. Непосильный труд, не прекращающийся круглые сутки, не дает расслабляться, думать об одиночестве, страхе. Отдыхать приходиться блоками: приготовил кофейку, поел, снова за работу, присел передохнуть на пару минут – снова за контроль над управлением.

Практически о сне задумываться тоже не пришлось. Адский труд, выживание, надежда только на собственные силы подстегивает. В среднем удавалось вздремнуть минут 20 или полчаса. В течение 50 минут поспать – настоящая удача в таком экстремальном путешествии посреди огромного океана. Дальше снова работа два или три часа.

В сутки приходилось спать не более пяти часов. Это максимальный предел мечтаний.

К концу регаты спортсмен втянулся в этот экстрим, что о сне уже не мечтал. Усиленная работа, починка, попытка вырваться, добраться до финиша стали приносить определенную порцию адреналина, кайфа. Постепенно спортсмен замечал жизнь, кипящую вокруг, в океанической бездне. Стремительно проносились стайки летучих рыб, то и дело разбавляла путешествие игра дельфинов. Зрелище потрясающее! Однажды семейство рыб заплыла в кокпит, сильно ударившись о грот, свалившись вниз. Засоленные природой кальмары валялись прямо на берегу. К ним бы пивка, думалось в тот момент.

Изначально, собираясь на регату, представитель российской команды рассчитывал на недельный заплыв. Продукты готовились из расчета на этот срок. Плаванье затянулось до 11 дней. К этому периоду провизия фактически на борту закончилась. Из продуктов остался майонез, чеснок, морковь. Последний день регаты Юрий провел с салатом из этих ингредиентов, запивая мешанину простой водой. Благо на судне оставался кофе. Напиток, смешанный со сгущенкой, хорошо помогал сохранять тонус организма, поддерживать бодрость духа.