Как было описано выше, судам, работающим на международной арене, угрожает необходимость соблюдения изменяющихся, а иногда и противоречащих друг другу нормативных стандартов в целях соблюдения законов посещаемых стран. Чтобы избежать (или хотя бы уменьшить) эту проблему, морские государства (и некоторые государства, не имеющие выхода к морю) должны согласовать единые минимальные нормативные стандарты, касающиеся безопасной эксплуатации судов, используя механизм “Международной конвенции” (одним из них является ЮНКЛОС).

Проще говоря, Конвенция является многосторонним соглашением между участвующими суверенными государствами. Как таковая она является «международным правом» и регулирует отношения между этими государствами со ссылкой на соответствующей раздел Конвенции. Однако, как уже было сказано, не существует никакого международного правоохранительного органа, и международное право может применяться только отдельными суверенными государствами, заинтересованными в этом вопросе, и только тогда, когда этот вопрос воплощен в национальном праве этого государства. Таким образом, отдельные граждане соответствующих государств не приобретают никаких прав в соответствии с Конвенцией и не обязаны соблюдать Конвенцию, если только требования этой Конвенции не будут включены в национальное законодательство отдельной страны.

В настоящее время процесс, вследствие которого Конвенция вступает в силу, выглядит следующим образом:

 

  1. В тех случаях, когда возникает вопрос, вызывающий международную озабоченность, власти каждого государства изучают эту проблему и составляют документы с изложением своей позиции; представители этих государств-участников затем ведут переговоры по тексту проекта документа (это часто делается под эгидой какой-либо международной организации, такой как ИМО).
  2. Принятие текста проекта правительствами участвующих в переговорах государств.
  3. Заверение текста представителями государств-участников, официально подписавшими итоговый документ.

 

На данный момент Конвенция не имеет силы в международном праве. В формулировке Конвенции будет предусмотрен ряд условий, которые должны быть выполнены до ее вступления в силу на международном уровне (очевидно, что в соответствии с суверенными правами любое отдельное государство может в любой момент ввести ее для себя в использование, например, Великобритания ввела Конвенцию СОЛАС в силу для судов Соединенного Королевства, прежде чем она стала международной). Стандартным положением является ситуация, когда ряд государств, владеющих согласованной долей мирового судоходства, ратифицируют Конвенцию до ее вступления в силу на международном уровне.

Государства могут выразить свое согласие быть связанными Конвенцией, подписью, как указано выше, или путем присоединения к договору. Государства, принимающие участие в переговорах по Конвенции, известны как “Высокие Договаривающиеся Стороны”. Государство, которое не было стороной в переговорах, тем не менее, может пожелать быть связанным Конвенцией и может выразить это в процессе “присоединения”.

В тех случаях, когда подавляющее большинство государств принимает Конвенцию, другие государства не избегают ее положений, просто не соглашаясь быть связанными ею, поскольку от их судов может потребоваться соблюдение Конвенции при посещении государства-участника Конвенции. Те государства, которые являются участниками Конвенции, если они достаточно многочисленны или достаточно влиятельны, всегда могут обратиться к государству, не соблюдающему конвенцию и заявить, что Конвенция в настоящее время является “обычным международным правом” и должна соблюдаться как условие доступа к внутренним водам этих государств.

 

Взаимосвязь между международным и национальным законодательством заключается в выполнении конвенций

Международное право касается регулирования отношений между государствами и как таковое не может применяться непосредственно в отношении отдельных судов или лиц. Оно осуществляется на основе национального законодательства и принятия обязательства по созданию национального законодательства. Каждое государство будет обеспечивать соблюдение Конвенции всеми судами и лицами, находящимися под его юрисдикцией, и, в частности, судами своего флага, где бы они ни находились.

Законотворческий процесс варьируется в зависимости от страны. В Великобритании конституция наделяет властью принимать международные обязательства королеву и ее министров, то есть действующее правительство; тогда как право принимать законы лежит на парламенте. Это означает, что ратификация Конвенции правительством не создает никаких юридических обязательств для физических лиц по соблюдению этой Конвенции до тех пор, пока Парламент не примет необходимое законодательство или не передаст полномочия на это какому-либо другому органу, такому, как МСА.

Некоторые Конвенции лишь придают контуры новым положениям, оставляя отдельным государствам задачу разработки подробных законов для осуществления этих положений. Получающиеся при такой практике законы могут существенно отличаться в разных государствах. Посещая определенное государство, судно обязано соблюдать законы этого государства. К счастью, даже в тех случаях, когда существуют различия, большинство государств не предпринимают действий против судна, если оно соблюдает свое собственное законодательство в этом вопросе, и, как правило, прибрежные государства принимают сертификаты и документы, выданные государством флага, в качестве достаточных доказательств того, что судно соответствует требованиям Конвенции.

Обеспечение соблюдения Конвенции в открытом море находится в исключительной юрисдикции государства флага судна. Участник Конвенции обязан обеспечить соблюдение ее положений другим государством-участником. Если прибрежное государство обнаруживает судно, нарушившее Конвенцию, во время плавания в пределах своей юрисдикции, оно не только может предпринять действия против судна в соответствии со своим собственным законодательством, но и может сообщить о таком судне государству, флаг которого перевозит это судно, после чего это государство обязано в соответствии с Конвенцией принять меры по исправлению положения в отношении этого судна.

 

Международные конвенции и яхты

Во многих международных конвенциях, регулирующих порядок судоходства, прямо указывается, что они не применяются к эксплуатации “прогулочной яхты, не занимающейся торговлей” или даже к яхтам с БРТ менее 500 единиц (за исключением МАРПОЛ).

“Занимающаяся торговлей” в данном контексте означает яхту, используемую в любой форме коммерческого предприятия, например, на условиях чартера или для перевозки пассажиров, которая, скорее всего, будет рассматриваться как занимающаяся торговлей и, следовательно, подпадающая под действие требований конкретной Конвенции.

Каждое государство, осуществляя Конвенцию, в законодательном порядке выбирает слова/выражения, которые считаются подходящими для выполнения этой Конвенции. В прошлом в законодательстве Соединенного Королевства использовались такие выражения, как “прогулочные яхты” и “прогулочные суда”. С годами точное толкование таких выражений создавало путаницу, и в 1993 году (SI. № 1072) правила Министерства транспорта изменили все предыдущие положения, в которых использовались такие выражения, заменив их единым термином «прогулочное судно». После чего этот термин получил точное определение и в основном означает любое судно (любого размера), используемое владельцем, или его ближайшими родственниками и друзьями для спортивных или развлекательных целей в морских путешествиях, за которые владелец не получает деньги за эксплуатацию яхты или в связи с перевозкой лиц. В случае судна, принадлежащего юридическому лицу, сотрудники компании и / или их ближайшие родственники могут использовать судно для спортивных или развлекательных целей, при условии соблюдения вышеуказанных условий, не затрагивая его статус как прогулочного судна.