Симону Костеру не занимать мастерства. Как к участнику грядущей Mini-Transat-гонки к нему никаких претензий быть не может. Но вот за словом в карман немецкий спортсмен явно не полезет.

Он нелицеприятно охарактеризовал на родном языке свое недоумение по поводу ненужности подводных крыльев на его судне.

Возможно, Костер и прав: к чему эти крылья, если в прошлом году они не помогли его Eight Cube одержать победу в регате? «Нормальные» шверты на этот раз заменят L-образное приспособление 2016 года.

Одной из причин замены эксперты считают «неправильное» поведение подводных крыльев во время слабого ветра. Вместо полета вперед, как и подобает по названию этому приспособлению, получаем движение назад. Вспомните, как в середине прошлого столетия американцы гордились своим первым парусником «Монитор» с подводными крыльями. И не забудьте, как им было стыдно, что при слабом ветре судно могло двигаться вперед только при помощи катера-буксировщика.

Вторая причина отказа от крыльев-тормозов – это неумение гонщиков, выступающих в классе «Мини», использовать их по назначению. Крылья как будто живут своей отдельной технической жизнью, а во время состязания, как известно, нет времени наблюдать за их поведением.

Немецкий яхтсмен резюмирует, что при изменении скорости ветра и высоты волн необходимо искать новые приемы управлениями крыльями. Если условия идеальны (а это случается нечасто), крылатым яхтам по силам демонстрировать сверхскоростные способности. Однако это возможно исключительно на небольших участках дистанции. Если же необходимо бороздить океаны, то здесь крылатым спринтерам не место: победа достается стайеру, демонстрирующему высокую среднюю скорость на протяжении всей гонки. Так что придется привыкнуть к новому образу Eight Cube без прошлогодних подводных устройств для «полёта» над водой.