Что представлял бы собой мир яхт, несущихся под парусами, если бы не это судно экстра-класса, триумфатор Олимпиад и образец для подражания миллионов любителей спорта? А ведь именно чуть более полустолетия минуло от момента появления идеи ялика в голове одного скандинавского дизайнера каноэ.

«Финну», а именно такое название получила новая парусная лодка, повезло дожить до столь знаменательной даты. Одному из немногих. Полвека технических видоизменений, чертова дюжина отборов на олимпиаду – снова и снова приходилось доказывать свое право быть не только равным, но и первым. Если в далекие 50-е это обычный корпус из дерева и паруса из хлопка, то в нулевые – стеклопластиковая основа, угольная мачта, а вместо хлопка – кевлар. Не помешали взлету ни проблемы с быстрым управлением судном, ни относительная дороговизна плаваний. «Финн» учитывал пожелания критиков, усовершенствовался и шел вперед напролом. На фоне парусников-одиночек «Финн» смотрится идеально с самыми лучшими техническими решениями и тактическими ноу-хау.

«Финн» — это не только олимпийская мечта. Это пик, покорить который мечтает каждый яхтсмен. «Финнские» паруса окрыляют только самых сильных, самых выносливых и целеустремленных. Настоящих олимпийцев, борющихся до конца за победу, даже если это не самый главный старт четырехлетия.

Как все начиналось

Старт «Финна» был дан в 1948 году. В преддверии готовящихся в Хельсинки Олимпийских состязаний Финской парусной ассоциации предстояло выбрать наилучший тип яхт для участия в соревнованиях 1952 года. Скандинавы похвалиться наличием качественной яхты на тот момент не могли. Но это и неудивительно. Поэтому специально для конструкторов был оглашен конкурс, главная цель которого – отобрать яхту-одиночку для межскандинавских стартов, с перспективой на олимпиаду.

Специалист в конструировании каноэ Рихард Сарби из Швеции также решил проверить свои силы в конкурсе. Однако сперва его конструкция не вызвала особого интереса у жюри. Тем не менее, шведского дизайнера попросили поучаствовать в испытательных заездах, как создателя уже вышедшего прототипа. Свое окончательное решение Финская парусная ассоциация огласила 15 мая 1950 года. В этот день была отобрана одна-единственная яхта в роли олимпийского ялика. Именно так началось легендарное олимпийское вознесение класса «Финн».

От «Финта» к «Финну»

Простота в сооружении яхты была по душе любителям яхтинга. Судна, принимающие участие в Олимпийских играх, согласно требований, должны были быть похожими как две капли воды. Однако это не остановило конструкторов зимой 1949–1950 гг. создать двадцать пять яхт «Финт». Загвоздка состояла в выборе оригинального рисунка, который необходимо было нанести на парус. Дюжина дизайнеров отправила свои предложения в оргкомитет, на рассмотрение строителей. После процедуры голосования самым популярным эскизом, обошедшим ближайшего конкурента в два раза, стали голубые волны. Автором проекта был простой молодой парень из Швеции, проживающий близ озера Сильян. Наверняка этот счастливчик никогда и не видел моря, но тем не менее создал эмблему, на годы ставшую символом нового класса «Финн».

FYA наконец-то решилось признать «Финт» олимпийским классом. Собрание по этому случаю состоялось 15 мая 1950 года. Однако решение было принято с определенными корректировками. Например, изменили название: вместо «Финт» появился «Финн», а голубые волны официально были признаны парусным знаком. Вскоре FYA получила и свободные права на это судно.

Уже через год после соревнований в Хельсинки, а именно: 11 октября 1953 года, Скандинавской яхтенной ассоциацией (ScYA) было принято решение признать «Финн» Скандинавским классом, ScYA также получила право конструировать «Финн». И отдельным Скандинавским чемпионатом был дан успешный старт.

Хельсинкский старт

Швартботу-одиночке класса «Олимпик» сказали «до свидания!» перед стартом Олимпийских состязаний в Хельсинки. Таким образом, дебют класса «Финн» на главном старте четырехлетия оказался реален как никогда. 1952 год стал началом восхождения «Финна» на высочайшие вершины в мире парусного спорта. Легендарные победы великолепных рекордсменов Пола Эльвстрема, Вилли Кувайде, Джона Бертрана и Иоханна Шюманна сделали «Финн» легендой из легенд. Хельсинки, Мельбурн и Неаполь – три олимпийские победы на «Финне» совершил восхитительный Пол Эльвстрем. Двенадцать лет доминирования – разве этого мало? (Четвертое золото, правда, Пол выиграл на «Файрфлай»). Британец Чарльз Карри впервые стал вице-чемпионом на «Финне», а создатель класса Рихард Сарби стал первым обладателем бронзы на своем творении. Поистинне, приятно добиться успеха на собственноручно созданном судне!

Международная ассоциация класса Финн (IFA)

Удачный старт класса в Хельсинки все же сперва не сопутствовал росту интереса к «Финну». Однако отбор класса на следующий старт 1956 года в Мельбурне сделал свое дело. За год до начала состязаний в Австралии Международный яхтенный союз получил право контроля над организационным управлением «Финна». Дальше – больше. 1956 год – проведение первого Чемпионата мира в классе «Финн» (город Бернэм-на-Крауч), тогда называвшийся Золотой кубок. Это стало возможным после давления Вернона Страттона на Е. Г. Митчелла, представляющего Королевский яхтенный клуб Бернэма. В этом же году Генри Литен добился организации первого Годового Генерального собрания класса «Финн» на чемпионатах Европы. Все эти усилия в конце концов привели к созданию Международной ассоциации класса «Финн» (IFA).

Регламентация соревнований

Решение Международной ассоциации класса «Финн» разрешить свободное использование разных материалов (1961 г.) привело к быстрой смене привычного деревянного корпуса на стеклопластиковый. Именно яхты, изготовленные из этого экспериментального состава, оккупировали весь пьедестал почета на стартовавшем в том же году Золотом кубке (Чемпионате мира). В 1962 году на пришедшей к финишу третьей стеклопластиковой яхте было обнаружено громадное количество свинца, которое позволяло в разы повысить круговую подвижность. Этот прием тогда посчитали незаконным. Проблемы пришлось решать новому Председателю Технического комитета – Ричарду Кригу-Озборну, пришедшему после Сари.

Спортсменам тогда казалось, что дерево – безнадежно устаревший материал. Однако Хьюберт Родаши думал иначе. В 1964 году он стал победителем Золотого Кубка, управляя самодельным судном, изготовленным из дерева. Жаль, что данный консервативный прием все-таки стал исключением из правил.

Для контроля распределения веса внутри корпуса судна использовали разные методы. Так, Жильберу Ломболи из Франции принадлежит идея маятникового теста. В подвешенной яхте организовывали серию колебаний. Благодаря данному методу вскоре разрешили использовать двойной корпус. На смену маятниковому тесту в 1972 году пришел метод качания, стандартный до сих пор не только для класса «Финн», но и для яхт иных классов.

Революцию в использовании мачты произвел уже упомянутый рекордсмен-олимпиец Пол Эльвстрем. Сперва он перестал использовать жесткую мачту и в 1950-е годы соорудил гибкую оснастку и поставил цельный парус, обретающий плоскую форму при сильном ветре. В последующее десятилетие мачта и паруса Эльвстрема были самыми популярными среди всех яхтсменов. Но в 1968 году роль новых революционеров примерили на себя уже другие выдающиеся спортсмены — Йорг Брудер и Хьюберт Родаши, которые стали использовать более жесткие мачты, правда, с очень гибкими краями верхушки, и плоские паруса. Их ноу-хау продержалось до 1973 года. В 1969-м году еще одним революционером стал неутомимый Джек Найтс, который буквально произвел фурор своей металлической мачтой. Кстати, этот красавчик был единственным участником соревнований, у которого мачта была сделана не из дерева. Его Бермудский писк моды не остался незамеченным, и уже совсем скоро алюминий практически полностью вытеснил доселе привычное дерево как материал для постройки мачты.

Нынче же алюминиевая мачта кажется нам чем-то старомодным. На смену ей пришел новый суперматериал — углерод. Только не очень богатые яхтсмены и спортсмены низших классов продолжают использовать металл, хотя по сравнению с углеродом, мачты из алюминия могут похвастаться большей долговечностью. В то же время углеродные мачты уникальны своей обтекаемой носовой и кормовой частями и буквально имеют крылья.

С 1978 года американцы стали доминировать в классе «Финн», позабыв ранее предпочитаемый ими «Лазер». Чего стоят имена великих Джона Бертрана, Кэма Льюиса, Карла Букана?! Верфь Vanguard строила им самые лучшие в мире корпуса яхт, возможно, благодаря которым победа следовала за победой. До 1980 года победить спортсменов из Соединенных Штатов Америки в «Финне» было просто нереально. Но бойкот американцами Олимпиады в Москве и яхтенных соревнований в Таллинне несколько поубавил интерес спортсменов Нового континента к этому классу. И европейцы вновь решили вернуть свои, утраченные на время позиции. Однако новые лидеры класса «Финн» из стран Европы, тем не менее, до сих пор предпочитают иметь на своих яхтах корпуса от американской верфи Vanguard. Как же выглядела яхта «Финн» до начала 1990-х? Типичное судно этого класса до 1993 года состояло из корпуса Vanguard, мачты Needlespar и парусов North. Одна революция пришла на смену другой революции.

Да, нынче класс «Финн» мало напоминает самого себя образца 1949 и даже 1960 или 1970 годов. Параметры корпуса со временем не изменились, но вот материал производства в 21-м веке совсем иной: вместо дерева – стекловолокно в корпусе, углеводород в мачте и кевларовые паруса-крылья.

Случайно появившийся, но с боем добивающийся победы за победой, класс «Финн» с мая 1950 года сквозь тернии к звездам пробивает себе путь. Нынче это самый распространенный и самый влиятельный класс яхт. Усовершенствование корпуса, мачт и парусов, замена дерева на стекловолокнистую основу, доминирование европейцев и американцев, потом снова спортсменов из Европы, — с такими новшествами столкнулся класс «Финн» за более чем 60-летний период своего существования. Однако тысячи яхтсменов со всего мира не устают идти вперед под парусами яхт класса «Финн». И радужное будущее этого класса не вызывает ни у кого даже доли сомнений.